Молитва в трудные времена

 

Пожалуй, важнее всего обращаться к Богу во времена потрясений. Иногда мы кричим: Помогите!, Спасите!, Пожалуйста! В это время Бог хочет быть с нами. Бог хочет, чтобы мы воззвали к Нему и попросили Его о близости, помощи и утешении. 

Многим из нас очень трудно молиться в такие времена. Мы точно не знаем, чего просить. Мы будто бы просим о чуде, но, возможно, опыт нас научил: когда мы просили чуда, всегда получали разочарование. Возможно, прося о помощи в истинно тяжелые времена и не получив желаемого, мы стали относиться к Богу цинично. Возможно, я молился, чтобы выздоровела моя бабушка, но этого не произошло. Возможно, я молился, чтобы результаты биопсии оказались отрицательными, но вышло иначе. Возможно, я просил о деньгах, в которых отчаянно нуждался, но зарплату мне не повысили. А может быть, я молился о сохранении взаимоотношений, которые все-таки разрушились?

В тот или иной момент жизни нам приходится расстаться с образом Бога-волшебника всемогущего Супермена, который все может наладить, если пожелает. От этого образа так трудно отказаться отчасти потому, что мы не знаем, чем его заменить. Путь к молитве открывается тогда, когда мы позволяем Богу быть нежным, сострадательным Богом Писания, а Иисусу возвещать нам Благую Весть. Бог такой веры не управляет миром, как кукловод, дергая его за ниточки и мешая законам природы, чтобы ответить на прихотливые просьбы людей. Бог такой веры являет Себя как Бог силы именно там, где Бог наиболее без-силен.  Бог такой веры освобождает нас Своей Благой Вестью о том, что Он восторжествовал над силами греха и смерти. Бог не предотвратил существование греха и смерти. Но веря в милосердие Божие и уповая на то, что мы созданы для жизни вечной, мы освобождаемся от парализующего страха греха и смерти.

Давайте возьмем для примера какие-нибудь типичные трудности и посмотрим, как мы можем обращаться к Богу в случае кризиса. Слово кризис происходит от греческого krisis, решение.  Оно подразумевает час суда, момент жизненного перелома, такие времена, которые мы именуем критическими. Это поворотная точка, время, когда почва уходит из-под ног, или все встает с ног на голову.   Это лишает нас равновесия, сбивает с толку, повергает в смятение.  Такие переживания нас ошеломляют и могут сломить. Мы чувствуем, что не справляемся, не знаем, куда бежать, кого звать, и страх берет нас за горло.

Немощность и смерть величайшие бедствия в нашей жизни. Большинство людей согласится, что самая большая беда в жизни это немощность или смерть любимого. Наша собственная немощность или близящаяся смерть останавливает нас на нашем пути и грозит отнять у нас мир и упование. Чем больше в своей жизни мы отрицали смерть, тем тяжелее будет наша травма. Чем больше мы черпали надежду в тайне смерти и воскресения Иисуса, тем меньше наступление немощности или смерти все равно чрезвычайно тяжкое для всякого человека - разрушит нашу веру и наши представления о жизни и нашем месте в ней.

Всем нам со временем приходится столкнуться с немощностью. Мы стареем, наши жизненные возможности постепенно иссякают.  Наше тело и наше эмоциональное состояние, которое так тесно с ним связано становится хрупким и уязвимым. Все, от артрита до умственных расстройств, от сердечных болезней до сексуальных и химических зависимостей, от недержания мочи до эмоциональной нестабильности, напоминает нам о нашей смертности, о наших человеческих ограничениях. В молитве мы можем просить Бога о помощи. Эти переживания могут повергать нас в отчаяние, но могут учить смирению и глубокой благодарности за Божию любовь. В своем бессилии мы можем глубоко как никогда вкусить любовь Божию, ибо именно в слабости мы глубже всего ощущаем свою потребность в Спасителе, в объятии Божием.

Страх смерти сам по себе очень болезнен. Опухоль в груди или положительный результат анализа на специфический антиген простаты могут парализовать нас страхом. Недели ожидания дальнейших результатов могут стать временем исступленного отрицания, острой депрессии или великой благодати. Страх перед неизвестным вполне естественен, но вера и молитва о помощи могут преобразить его в нечто иное. Мы можем бояться умирать, но еще больше мы можем бояться оставлять своих близких или бросать недоделанной свою работу. Если в это время мы обратимся к Богу, то сможем глубже вникнуть в великую тайну своей смертности и смиренное ощущение своей хрупкости и бессилия.  Наша благодарность за саму нашу жизнь и за наших любимых может возрасти и преобразиться навеки. Тогда даже на пике тяжкой болезни наш страх может уступить место внутреннему покою и упованию на любовь Божию.

Когда нас посещает тайна смерти, кажется, что мир остановился. Но если мы верим, мы можем обратиться к Богу и попросить Его дать нам постигнуть, как Иисус предал Себя в руки любящего Бога. Мы можем попросить Бога с любовью заключить в Свои объятия нашего любимого человека или нашу собственную жизнь. Мы можем попросить Его о том, чтобы еще в этой жизни мы сумели посвятить свое сердце жизни вечной.  Смерть причиняет нам боль еще и потому, что отнимает у нас близких. В некоторых случаях мы не можем себе представить, как будем жить без любимых. Иногда нам невыносимо больно самим оставлять своих родных.  Но наша вера дает нам возможность построить с ними новые отношения, которым не страшна смерть, разрушающая тело. Мы верим, что можем общаться с любимыми и после смерти. Если мы будем углублять свои отношения с ними, теперь свободные от барьеров, порой мешавших нам созидать их в этой жизни, то обретем в них истинное утешение и предвкушение жизни вечной. Невозможность когда-либо увидеть любимого или прикоснуться к нему в этой жизни великая утрата. Но вера и опыт помогут нам строить глубокие отношения с любимыми и после их смерти.

Разрыв отношений или развод время тяжелейшего кризиса. В это время мы переживаем не только утрату. Нас одолевает чувство неудачи, поражения, крушения иллюзий.  Мы можем ощущать гнев, вину, жажду мщения, собственную никчемность, уныние и нежелание принимать происходящее. Если у нас есть дети, то смятение и боль простираются и на них и порой надолго. В такие времена молиться, возможно, труднее всего. Мы можем либо стыдиться Бога и бояться услышать Его ответ, либо просто обвинять Его за то, что Он не уберег нас от страшной беды. И если мы пренебрегали своими отношениями с Богом в хорошие времена, может показаться невозможным строить их в этот час надлома.

Но, разумеется, именно в это время молиться важнее всего. Мы сможем молиться, если поймем: Бог все понимает. Бог, Который меня сотворил, Который был со мной в каждый миг моей жизни, не удивлен и не смущен. Бог хочет только одного утешить меня, когда я нуждаюсь в поддержке, и бросить мне вызов, когда я чувствую искушение бежать.  Мне не нужно объясняться перед Богом. Я могу позволить себе сказать: Я знаю, что Ты все понимаешь. Я знаю, Ты тоже горюешь. Я знаю, что только Ты можешь помочь мне пережить этот перелом и встретить свое будущее. Это глубокая молитва.  Она открывает путь более глубокой зависимости, близости и способности различения духов. Такие переломы могут дать нам глубокий опыт смирения и честности, который убережет нас от ожесточения, спасет нас, исцелит и позволит нам полюбить снова.

В нашей жизни может произойти множество других переломов, и в эти времена нам может быть трудно молиться. Это могут быть финансовые проблемы, потеря работы, осознание того, что мы плохо воспитали наших детей, которых так любили, горести наших любимых. Кроме того, нас может одолевать хроническое и очень мешающее нам чувство неполноценности всего, что мы делаем. В это время тоже очень важно обращаться к Богу и вкушать Божественную любовь и свободу. Ничто не сможет отнять у нас покой, если мы сами этого не позволим не будем бороться с этим вне веры, надежды и любви, которые жаждет даровать нам Бог. Когда мы вынуждены сказать: Моя жизнь в Твоих руках, мы постигаем глубочайшее стремление своей жизни и находим источник величайшей силы. Всякая потеря и любовь преображаются, когда мы живем смертью и воскресением любящего Иисуса. Всякий героизм и самоотречение рождаются в сердце, вкусившем утрату, любовь и свободу.